Федеральный обзор ОРВ за июнь 2016

Федеральный обзор ОРВ за июнь 2016

  • Дата: 15.07.2016

Краткий обзор
заключений об оценке регулирующего воздействия
за июнь 2016 года

Минэкономразвития России в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2012 года № 1318 в июне 2016 года было подготовлено 103 заключения об оценке регулирующего воздействия (далее – заключения об ОРВ), 35 % которых – с отрицательными оценками.

Отдельного внимания из числа подготовленных заключений об ОРВ заслуживают следующие.

1. Проект постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в Правила проведения аукциона по приобретению права на заключение договора водопользования, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 14 апреля 2007 г. № 230»  разработан Минприроды России в целях сокращения срока процедуры аукциона по приобретению права на заключение договора водопользования, а также на исключение недобросовестных участников аукциона и увеличение поступления денежных средств в федеральный бюджет по итогам такого аукциона.

Минэкономразвития России концептуально поддерживает инициативу разработчика в части сокращения срока процедуры и исключения недобросовестных участников аукциона.

Вместе с тем отмечаем, что устанавливаемая проектом акта привязка начальной цены предмета аукциона к кадастровой стоимости земельного участка, прилегающего к акватории водного объекта, который сам по себе не является предметом аукциона, является необоснованной и противоречащей российскому законодательству[1].

Кроме того, разработчиком не просчитаны экономические риски принятия проекта.

В частности, речь идет о последствиях увеличения задатка для участия в аукционе с 25 % до 100 % начальной цены предмета аукциона.

По результатам публичных консультаций рядом субъектов хозяйственной деятельности представлен расчет начальной цены аукциона согласно предлагаемому проектом акта регулированию.

Например, ЗАО «Промышленный Порт» проведена оценка предлагаемого регулирования с учетом действующих в настоящее время двух договоров водопользования.

При расчете по проекту акта задаток на участие в аукционе для заключения договора водопользования:

- на производственно-техническую базу для зимнего отстоя и ремонта судов, а также навигационного ремонта судов составит 15 866 025 руб.[2], что превышает начальную стоимость 11,43 руб. действующего договора водопользования, заключенного
в 2013 году, в 1 388 103 раз;

- на причал для перегрузки минерально-строительных материалов (песок, щебень, гравий) – 14 707 094 руб.[3], что превышает начальную стоимость 34,18 руб. действующего договора водопользования, заключенного в 2015 году, в 430 283 раз.

Таким образом, значительное увеличение размера стоимости водопользования не только не решит проблему недостаточности поступлений в бюджет, но и, наоборот, приведет к обратному эффекту: договоры водопользования заключаться не будут, хозяйственная деятельность водопользователей будет прекращена.

Предложенное решение будет являться фактически запретительной мерой для добросовестных водопользователей и не сможет повлиять на снижение участия в аукционе посредников, в действительности не связанных с использованием акватории (заключение Минэкономразвития России от 23 июня 2016 года № 18583-ОФ/Д26и).

2. В целях реализации задач государственной политики в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности в сфере недвижимости Минэнерго России разработан проект постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в отдельные акты Правительства Российской Федерации», которым устанавливаются первоочередные требования энергетической эффективности.

В частности, для административных и общественных зданий[4], многоквартирных домов, подключенных к системам центрального отопления, к таким первоочередным требованиям относится наличие индивидуального теплового пункта с автоматическим регулированием потребления тепла в системах отопления и вентиляции в зависимости от изменения температуры наружного воздуха и поддержанием заданной температуры горячей воды в системе горячего водоснабжения.

Применение данного требования на практике может привести к удорожанию стоимости строительства зданий. Так, за 2015 г.[5] было введено в эксплуатацию 306 400[6] зданий общей площадью 139,4 млн кв. метров[7].

При этом стоимость индивидуального теплового пункта составляет (вместе с проектированием) от 2,3 млн рублей до 20,8 млн рублей в зависимости от тепловой нагрузки (без учета ежемесячного обслуживания, которое составляет 30 000 рублей
в месяц).

Учитывая изложенное, дополнительные ежегодные затраты при сохранении темпов ввода зданий жилого и нежилого назначения на строительство многоквартирных домов могут составить от 61,6 млрд рублей до 557,4 млрд рублей[8].

Учитывая, что стоимость 1 кв. метра общей площади жилого помещения в России на первое полугодие 2016 г. составляет 36 008 рублей, стоимостной объем жилого фонда многоквартирных домов, введенных в эксплуатацию в 2015 г. составляет 1,8 трлн рублей[9].

Соответственно, принимая во внимание, что первоочередные требования энергетической эффективности применяются в отношении вновь вводимых объектов капитального строительства, а также в случае проведения капитального ремонта внутренних инженерных систем теплоснабжения и освещения, на практике существует риск значительного удорожания стоимости строительства зданий от 3,4 %[10].

Следовательно, введение данного требования требует дополнительного обоснования и расчетов, в том числе, в части дополнительных расходов консолидированного бюджета Российской Федерации на проектирование и строительство зданий за счет средств федерального, регионального и местного бюджетов в соответствии с вновь вводимыми требованиями (заключение Минэкономразвития России от 10 июня 2016 года № 17116-ОФ/Д26и).

 3. Принятие разработанного Минсельхозом России проекта постановления Правительства Российской Федерации  в рассмотренной редакции повлечет за собой не только риски дублирования контрольных и надзорных мероприятий в отношении соблюдения требований технических регламентов и в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия, но и дополнительные расходы средств федерального бюджета.

В частности, при проектировании положений, предусматривающих наделение Россельхознадзора полномочиями по контролю за соблюдением обязательных требований технических регламентов Таможенного союза в отношении пищевой продукции животного происхождения, включая санитарно-гигиенические требования, разработчик не учел, что указанными полномочиями наделен Роспотребнадзор.

Кроме того, Минсельхозом России не приведена информация об анализе лабораторной базы Роспотребнадзора и Россельхознадзора в части разграничения их компетенции, о наличии у лабораторий необходимой аккредитации, предполагаемого объема анализов подконтрольной продукции.

Таким образом, при реализации положений проекта акта может возникнуть целый ряд вопросов, связанных с необходимостью передачи от Роспотребнадзора в ведение Россельхознадзора специализированных лабораторий, необходимых для проведения лабораторных исследований санитарно-гигиенических требований к пищевой продукции, в том числе к специализированной пищевой продукции, в том числе для диетического лечебного и диетического профилактического питания.

В качестве альтернативы проведения мероприятий по передаче в ведение Россельхознадзора лабораторий может возникнуть необходимость профессиональной подготовки целого штата санитарных врачей и специалистов, а также проведения аккредитации федеральных государственных бюджетных учреждений (референтных центров), подведомственных Россельхознадзору, на проведение соответствующих исследований.

Помимо значительных затрат на обучение специалистов, а также на приобретение необходимого лабораторного оборудования требуется проведение организационно-технических, методологических, информационных и иных мероприятий.

Помимо сказанного, следует также отметить, что профессиональный стандарт «Ветеринарный врач» не требует знания иного законодательства, кроме как ветеринарного. В связи с чем представляется, что при имеющейся штатной численности специалистов в области ветеринарии Россельхознадзор не сможет реализовать полномочия по контролю за соблюдением обязательных требований технических регламентов к полному ассортименту пищевой продукции животного происхождения (заключение Минэкономразвития России от 7 июня 2016 года № 16793-ОФ/Д26и).

4. Проектом постановления Главного государственного санитарного врача Российской Федерации «Об утверждении санитарно-эпидемиологических правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям по производству хлеба, хлебобулочных и кондитерских изделий»  устанавливаются требования к размещению, устройству, санитарно-техническому состоянию оборудования, помещений и территорий организаций, вырабатывающих хлеб, хлебобулочные
и кондитерские изделия.

При этом при разработке данных требований Роспотребнадзор руководствовался положениями 30-тилетней давности, соответственно, их применение в сегодняшних реалиях, с учетом наличия модернизированного оборудования и технологических режимов, невозможно.

Кроме того, проект акта содержит избыточные требования к зданиям и сооружениям, предназначенным для производства хлеба, хлебобулочных и кондитерских изделий, в то время как такие требования установлены Федеральным законом от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений». Другим примером может служить требование по очистке контейнеров по сбору мусора и твердых отходов при их заполнении на 2/3 объема, при том, что вывоз мусора и отходов с предприятий относится к полномочия органов местного самоуправления[11], которые устанавливают график и стоимость вывоза отходов. Вывоз контейнеров, заполненных отходами на 2/3, приведет к необоснованному увеличению расходов организации.

Таким образом, проект акта нуждается в переработке путем исключения требований, не являющихся предметом правового регулирования санитарно-эпидемиологических правил, а также с учетом современного оснащения технологических линий, современных технологических процессов производства, упаковки, хранения и перевозки хлеба, хлебобулочных и кондитерских изделий, а также применения современных эффективных средств очистки и дезинфекции рабочих помещений и оборудования (заключение Минэкономразвития России от 1 июня 2016 года № 16084-ОФ/Д26и).

 5. Разработанным Минстроем России проектом федерального закона предлагается ужесточить ответственность управляющих организаций за нарушение лицензионных требований.

В частности, проектом акта вносятся изменения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирным домом (МКД) с грубым нарушением лицензионных требований влечет: наложение административного штрафа в размере от 100 до 250 тысяч рублей или дисквалификацию на срок до 3 лет – для должностных лиц; наложение административного штрафа в размере от 350 до 400 тысяч рублей – для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (для последних также предусмотрена возможность дисквалификации на срок до 3 лет).

Предлагаемые виды наказания несоразмерны с нанесенными убытками потребителям жилищно-коммунальных услуг. По информации участников публичного обсуждения, указанные в проекте акта суммы штрафов по некоторым МКД соразмерны
с годовым платежом за содержание и ремонт общего имущества
.

При этом постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 г. № 11-П установлены принципы соразмерности: дифференциация ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания.

Наложение таких штрафов может привести к банкротству и ликвидации данных организаций, а дисквалификация может лишить всех доходов должностное лицо или индивидуального предпринимателя даже за незначительные убытки, причиненные потребителю услуг (заключение Минэкономразвития России от 2 июня 2016 года № 16366-ОФ/Д26и).



[1] В соответствии со статьей 65 Земельного кодекса Российской Федерации кадастровая стоимость земельного участка применяется для целей налогообложения или для определения арендной платы а земельный участок, находящийся
в государственной или муниципальной собственности, а также в случаях, предусмотренными иными федеральными законами.

[2] Кадастровая стоимость квадратного метра земли, прилегающей к водной акватории, составляет 2115,47 руб. (земельный участок находится в промышленной зоне Ярославля, практически центр города).

[3] Кадастровая стоимость квадратного метра земли, прилегающей к водной акватории, составляет 754,21 руб.
(причал находится на окраине г. Ярославля, земли города).

[4] Общей площадью более 1 000 кв. метров.

[5] Согласно материалам к Государственному совету 17 мая 2016 г. «Доклад о развитии строительного комплекса
и совершенствовании градостроительной деятельности в Российской Федерации».

[6] Из них 286,1 тыс. жилья и 20,3 тыс. нежилого назначения.

[7] 50 млн кв. метров в многоквартирных домах и 35 млн кв. метров в индивидуальных жилых домах.

[8] 26,8 тыс. (многоквартирных домов) * 2,3 млн рублей = 61,6 млрд рублей;

26,8 тыс. (многоквартирных домов) * 20,8 млн рублей = 557,4 млрд руб.

[9] 50 млн кв. метров в многоквартирных домах * 36 008 рублей за 1 кв. метр = 1,8 трлн руб.

[10] 61,6 млрд рублей * 100 /1,8 трлн рублей = 3,4 %.

[11] В соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1998 г. 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».