Дмитрий Бутрин

Дмитрий Бутрин

Заместитель главного редактора ИД «Коммерсантъ»

Уже довольно давно мы говорили о том, что, в отличие от неплохо измеряемой и сейчас эффективности института оценки регулирующего воздействия (ОРВ) его политическая эффективность может определиться в ходе более или менее серьезного конфликта — когда Минэкономики даст однозначное отрицательное заключение ОРВ на законопроект, инициированный силовыми структурами.

          27 декабря 2013 года, видимо, именно такая история и произошла: Минэкономики опубликовало ОРВ, пожалуй, на самый одиозный и немотивированный из проектов последнего времени — поправки к КоАП и закону "Об оперативно-разыскной деятельности", которые призваны реализовать на практике закон "О раскрытии информации о бенефициарных владельцах хозяйственных обществ, владеющих особо значимыми объектами транспортной инфраструктуры РФ". Напомним, проект инициирован в том числе ФСБ и во многом обязан своим появлением многолетнему конфликту силовиков с владельцами аэропорта Домодедово, причем правительство именно в этом конфликте в основном на стороне силовиков (хотя и с оговорками): владельцы Домодедово весьма независимо ведут себя в вопросах, связанных с развитием московского авиаузла, а в продаже активов особо не заинтересованы. При этом демонстративная корректность правительства в конфликте — важный сигнал инвесторам, но она же и превратила его в затяжной.

          В ОРВ по проекту впервые в политически значимом случае Минэкономики в лице замминистра Олега Фомичева вынуждено прямо заявлять, что проект не поддерживается: наиболее сильные аргументы против закона при этом представили в ходе ОРВ вовсе не Домодедово, а аэропорт Емельяново и авиакомпания "Сибирь". В Емельяново указывают, что ни у какого АО нет ни способа, ни прав заставить своего собственника раскрыться правительству и не за что штрафовать само АО и его должностных лиц за то, что держатели его акций не сообщили что-то исполнительной власти РФ. В "Сибири" же интересуются, зачем ФСБ полномочия по проведению оперативно-розыскных мероприятий, если сам факт нераскрытия или раскрытия информации выясняется по факту.

          "Неясно, каким образом отсутствие информации о бенефициарных владельцах может представлять собой опасность для населения либо способствовать совершению преступных посягательств, направленных против общества и государства" — это цитата из приложения к заключению, и лучше вряд ли скажешь. Осталось только узнать, сможет ли правительство и далее соблюдать корректность. Эта ОРВ ему явно неприятна, но аргументация очевидна: раскрытие бенефициарных собственников портовых и аэропортовых структур Белому дому явно нужно не только и не столько ради вопросов, которые курирует ФСБ. 
          Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2382796